fbpx Перейти к содержимому

 

Помехи, необустроенность, неопределенности становятся предметом изучения и воспринимаются как возможность продолжения изменений к лучшему в себе и в жизни только в том случае, когда познание для человека имеет жизнеобразующее значение. Другими словами когда человек понимает связь между развитием своих индивидуальных возможностей и продлением жизни, понимает физическую суть этого процесса, а не строит глубокомысленные домыслы по этому поводу.

Когда человек устремлен быть системно и реально полезным своими индивидуальными возможностями окружающим, с которыми поддерживает взаимозависимые отношения и на этой основе постоянно возобновляет самодостаточный процесс жизни, его жизненный процесс находится не в состоянии сохранения неизменным, а оживает. Каждая составляющая в нем находится в постоянном ожидании прихода следующей идеи об изменении к лучшему, рождающей движение в этом жизненном круге.

Обретение новых идей об уже известном человек видит для себя как самое необходимое для ведения и развития своей жизни, как во внешней, так и во внутренней ее составляющей. Познание становится не забавой, а инструментом жизненной деятельности, всегда остро отточенным, ухоженным, налаженным, как инструмент у хорошего мастера.

В том случае когда мировоззрение, процесс переосознания, структура взаимосвязей и жизни не организованы и не поддерживаются в дееспособном состоянии, человек не находит опоры для обретения ясности строения зависимостей, свойств, характеристик происходящего вокруг и в собственном организме.

Установки системы инстинктов удерживают внимание и не позволяют приступить к осознанию следующей неопределенности. Не разобранное и не понятое человек в своем видении и сознании обозначает как не нужное, вредное или даже опасное, и присоединяет его к объему имитируемому отброшенному из круга привычного.

Чем больше этот объем, тем в большей степени контрольная система инстинктов инициирует ощущение вредоносности и опасности. В отношении любой неразрешимой неопределенности животная управляющая система через состояние "жалости к себе" инициирует неприятие, а также страх, дающий дополнительную энергию на борьбу или бегство.

Пропорционально объему неопределенностей в себе и в жизни в сознании человека формируется восприятие злонаправленности окружающей среды жизни, поэтому недоверие к ней и к людям.

Чем выше уровень недоверия к окружающему, тем в большей мере человек не доверяет своим возможностям противостоять многообразию вредного и опасного для него в окружающей среде жизни и во взаимоотношениях с людьми. Их много, а он один.

Постепенно в сознании образуется недоверие к своим возможностям, то есть к своему строению, внутренним системам и структурам. Чтобы поддерживать дееспособность человек вынужден подавлять в себе эту установку.

На уровне рефлекторных связей сомнения в отношении своих возможностей познания, то есть возможности разбираться в неопределенном, неизвестном и еще не понятом реализуется бесконечным муссированием "нажеванного". Чем больше человек не доверяет своей возможности разбираться в сути происходящего, то есть почувствовать вкус во всей полноте, тем в большей мере процесс муссирования затягивается.

Одновременно с муссированием объема "нажеванного" средней частью левой стороны языка раздражается выступ на десне от корня предпоследнего левого нижнего зуба. Раздражение на десне мешает разжевыванию и проглатыванию пищи.

Раздражением десны человек имитирует восприятие ущербности, а когда надо трудиться, доводит это место до затекания, подавляет ущербность.

Чем дольше идет процесс муссирования, тем в большей степени человек не доверяет своей возможности установить вкус неопределенной частицы в нем, тем сильней потребность спрятать эту частицу в имитируемом объеме "негодной части", признавая ее несъедобной.

То есть часть жизненной ситуации или какие-то люди обозначаются ненужными. На самом деле то, что человек воспринимает несъедобным, может быть полезным для него, но неспособность оценить неопределенность заставляет отказаться и спрятать восприятие неопределенного в объеме имитируемого негодного.

Чем больший объем негодного удерживается у левой гланды, тем больше человек не доверяет своей способности разбираться в неопределенном, тем меньше времени он тратит на попытку осознания нового и сразу отторгает его, присоединяет к объему негодной части нажеванного, чтобы не раздражать ощущение своей ущербности. Человек оттолкнул неприятием то, в чем не понимает и уверяет себя, что быстро "разобрался" в неопределенном. На самом деле этого не произошло, но зато и не возникло ощущение ущербности.

Большой объем имитируемого и удерживаемого у левой гланды "негодного" говорит о негативном отношении человека к существующему во внешнем круге жизни, к условиям его среды. Он видит много плохого в объеме окружающей среды жизни, откуда черпает необходимое для себя. В связи с этим, все сильнее воспринимает окружающий мир и условия в нем не удовлетворительными, не способными удовлетворить его потребности.

Инициируемое установками инстинктов ощущение увеличения уровня не удовлетворяющего во внешней среде жизни рождает в сознании человека устремленность к покою, отдыху, экономии расхода внутренней энергии, сдерживанию информационной и деятельной активности. Что реализуется на основе рефлекторной программы "пересыщенности переполненности","готовности к выташниванию", противления и неприятия. Неприятие как бы образует между человеком и происходящим вовне дистанцию. Так человек гасит устремленность к новому и лучшему, оставляя себя внутри границ привычного, у объема "нажеванного" в поиске включений непонятного, которое довольно быстро отправляется в район левой гланды и присоединяется к негодной части нажеванного.

Человек сохраняет круг привычного, в котором все понятно и знакомо. При этом тщательно ищет признаки нового, чтобы сразу же заклеймить их как ненужное.

Добавить комментарий