fbpx Перейти к содержимому

Согласие с изменениями в себе и в жизни наталкивается на страх не справиться.

Вступая на путь разумных преобразований, бессмысленно задавать вопрос "что делать для того, чтобы стало лучше?" Суть преобразований заключается не в достижении какого-то результата, даже если он явно превосходит все, что было прежде, а в понимании алгоритма дальнейшей жизни. Он заключается в способности принимать идеи, позволяющие воссоздавать в себе и в жизни возможности, которые понадобятся для ведения жизни с учетом происходящих изменений в окружающем мире, по жизненным связям и внутри себя.

Привычный образ мыслей и образ жизни заключается в стремлении к завершенности. Человек планирует каждое действие с учетом дальнейшей остановки для ощущения удовлетворенности. Он должен "похвалить" себя за пойманную добычу, за пополнение запаса и воссоздать интерес к следующей "охоте".

Новые возможности направлены не на поиск пропитания, а на пребывание в ходе любой активности в наиболее свободном для себя состоянии, будь это поиск или переваривание пищи. Акцент идет не на потребление, а на процесс жизни во всех его проявлениях.

Новые возможности позволяют свободно решать жизненные вопросы и действовать, вести жизненный процесс, и естественным образом создавать нечто новое в себе и в жизни, то есть производить изменения к лучшему.

Одной из первых задач на этом пути является задача поиска согласия с изменением образа мыслей и образа жизни.

Согласиться не сложно, каждый захочет жить без перенапряжения, но существует привычка, жизненная установка, основанная на инстинкте выживания, борьбы за продолжение жизни. Управляемый установками системы инстинктов человек стремится к сохранению существующего неизменным, в том числе себя.

На уровне рефлекторных связей удержание неизменным образа мыслей и образа жизни, то есть "своего" реализуется напряжениями фиксации "нажеванного за левой щекой", а также напряжениями отыскания крошек в глубине горла.

Левый хрящик голосовых связок в этом случае воспринимается как часть собственного "Я" и буквально вдавливается в объем "нажеванного" для того, чтобы было удобно создавать ощущение способности сохранять неизменным свое "Я" и объем "своего".

Левая сторона своей напряженностью имитирует неизменность прижатием всем телом изнутри к внутренней опоре.

Кроме того, образуются мощные напряжения блокировки возможности глотка, нарушение иннервации сердечной мышцы, дыхание становится поверхностным, перекрывается привратник и нарушается процесс переваривания пищи. Оставаясь неизменным, человек не позволяет своему организму и телу принять следующий момент жизни, будущее. Привратник, отделяющий желудок от двенадцатиперстной кишки, является местом перехода "своего" в то, что своим уже не является. Из желудка пища может вернуться назад, а из двенадцатиперстной кишки нет,

Смысл преобразований состоит в том, чтобы, всемерно понижая уровень внутренней напряженности, энергонасыщенности и возбуждения, достигать более высокого уровня внутренней свободы, и тем способствовать проявлению более совершенных индивидуальных возможностей. Преобразования, ведущиеся без изменения существующих в человеке и его жизни возможностей, обречены на не успех.

Принимая эти идеи, устремив себя к новым возможностям, человек инициирует расслабление напряжений и возникновение откатных состояний.

И здесь его благие намерения подвергаются сильнейшим сомнениям. Сильней всего проявляется "ожидание потери жизненно важной возможности". Человек боится, что потеряет свое лицо, себя, растеряет запасы, будто бы имитируемое "нажеванное" при отказе от сохранения станет таким маленьким, что выпадет изо рта.

Возникает рефлекторное движение "подхватывания" выпадающего "нажеванного". Расслабление нижней челюсти тормозится.

Одновременно рождается страх за жизнь из-за возможности подавиться или задохнуться. Выступ на десне предпоследнего нижнего левого зуба, где имитируется "косточка ущербности", левое окончание подъязычной кости, левый хрящик голосовых связок, последовательно оттекая, образуют восприятие движущегося в дыхательное горло инородного включения. Никаких включений в ротовой полости нет, но оттекание делает ранее бесчувственные ткани ощутимыми.

На уровне реального сознания страх выражается в виде ярких проявлений беспокойства о здоровье, о себе, о сохранности своей жизни. Если есть реальные болезни, то беспокойство приобретает реальные причины.

В сочетании с ожиданием ослабления, внутренней неуправляемости, снижения уровня дееспособности, готовности к ведению жизни, возникает общее неприятие ко всему вовне. Ожидание не сохранить себя и свою жизнь может отшатнуть от ведения разумных преобразований.

Становится понятно, насколько легко согласиться с изменением образа мыслей и насколько сложно это сделать. Человек боится не справиться.

В ходе переосознания своих представлений о жизни и о лучшем для себя в будущем полезно глубже осознать действие установок инстинкта в сознании человека.

Управляемый установками системы инстинктов человек привык к активности только под давлением внутренних или жизненных обстоятельств. Жизнь для него никогда не была единым целым, многофункциональным организмом. Наоборот, каждая устремленность или жизненная направленность практически не связывалась со всеми остальными. Поэтому многие жизненные задачи решались одновременно, причем, представлялись разноплановыми и не связанными между собой. Человек пытался планировать свою жизнь, но его планы чаще всего ломалась непредвиденными событиями.

Стремление вести разумные преобразования прибавляет к привычному ощущению бесконечного множества непредвиденных жизненных задач ожидание "распыления" внимания, времени, жизненной активности и средств.

Отсюда ожидание не справиться с множеством разноплановых, не связанных между собой, требующих отдельных возможностей, внимания и времени задач.

Добавить комментарий